№ 21 Октябрь 1974 г. - Статьи "Первопоходника" - Первопоходник
Главная » 

№ 21 Октябрь 1974 г.

ЧИТАТЬ

ЧИТАТЬ

ЧИТАТЬ

КОРНИЛОВСКИЙ, МАРКОВСКИЙ, ДРО3ДОВСКИЙ и АЛЕКСЕЕВСКИЙ полки были созданы в 1-м Кубанском и Дроздовском походах, то есть были первыми, кто еще в дни Алексеева, Корнилова, Маркова и Дроздовского начали борьбу с большевиками.

Это были, как их называли, "цветные полки", самые стойкие и верные - гвардия Белой армии, на плечах которых, в течение всех трех лет гражданской войны в России, до последнего дня в Крыму, лежала главная тяжесть Белой борьбы.

О Корниловцах, Марковцах, Дроздовцах написаны книги, о них оставлены материалы для будущих историков. Только об АЛЕКСЕЕВЦАХ, к сожалению, почти ничего не написано.

Задача этого сборника - восполнить этот пробел в истории Белой борьбы и хотя бы частично, с возможными упущениями и неточностями, может быть, даже некоторыми ошибками воспроизвести историю этого полка.



ОТ РЕДАКЦИИ.
Статьи, присылаемые в Редакцию, должны быть написаны чернилами или напечатаны на пишущей машинке на одной стороне листа. Редакция оставляет за собой право исправлять или сокращать рукописи, не меняя смысла.
Редакция ни в какие споры, полемику или объяснения с авторами неприня"ых статей не вступает.
Рукописи могут быть возвращены автору в случае неиспользования при условии присылки им почтовых марок на пересылку.
Не имея возможности документально проверять имена, даты и события, описываемые сотрудниками, редакция возлагает всю ответственность за содержание статей на их авторов.
Письма в редакцию, заметки и т.п., имеющие характер сведения личных счетов или порочащие чье бы то ни было доброе имя, печататься не будут.
Редакция обращается ко всем участникам Белой Борьбы - Юга России, Сибири, Севера, Запада - с предложением помещать свои воспоминания, очерки и проч. на страницах нашего журнала.


- - оОо     
Журнал выходит 6 раз в год.
Годовая подписка - 8 долларов.
Цена отдельного номера - 1 долл. 50 ц.
Денежные переводы посылать на чмя Казначея:
Ыт. Th.Puchalsky
1315 Chelton >Vay South Pasadena, Colif. 91030 U.S.A.
Адрес Редакции: Mr. A-P.Myatch, 842 No.Alexandria, Los Angeles, Calif. 90029, U.S.A.
Редакционная коллегия: А.Ф.Долгополов, Нина Б.Мяч и А.П.Мяч..
    оОо    
Представитель журнала на Санта-Барбару и ее окрестности а.д.Тремоовельский.
Представитель на Австралию - Б.П.Эриксен.
Представителем "ПЕРВОПОХОДНИКА" в Сан-Франциско является Николай Кузьмич Румянцев - 440 - 43-rd Ave, San Francisco, California, 94121. Телефон 387-0471.
    оОо    
Настоящий номер выходит под редакцией Б. А. Павлова

ЧИТАТЬ

ОТЦОВСКАЯ ХАТА.

Покосилась отцовская хата, 
Накренился обугленный тын, - 
Не вернулся ушедший когда-то 
С добровольцами белыми сын...
Говорили: за Черное море 
Отступали на ста кораблях, - 
Залегло материнское горе 
Неспроста в поседелых висках!

Николай Кудашев.

ЧИТАТЬ

ЧИТАТЬ

null



null

ЧИТАТЬ

(стихи Савина)

Когда мне говорят - Россия, - 
Я вижу далекие южные степи, 
Где был я недавно воином белым 
И где ныне в безвестных могилах 
Отгорели мигающим светом 
Наши жертвы вечерние - четверо братьев... 
Когда говорят мне - Россия, - 
Я вижу глухой, незнакомый мне город. 
В комнате бедной с погасшею лампой 
Сидит, наклоняясь над дымной печуркой, 
И плачет бесслезно, так страшно, так быстро 
Осиротевшая мама...

Иван Савин.

Примечание: Все пятеро братьев Савиных юношами пошли в Белую армию. Два младших убиты в боях, два старших расстреляны. Сам И.Савин, раненый, попал в плен на Перекопе и после долгих мытарств, больной, попал в Финляндию, где и скончался 27 лет от роду.


БРАТУ БОРИСУ.

Не бойся, милый. Это я. 
Я ничего тебе не сделаю. 
Я только обовью тебя, 
Как саваном, печалью белою.

Я только выну злую сталь 
Из ран запекшихся. 
Не странно ли? 
Еще свежа клинка эмаль, 
А ведь с тех пор три года канули.

Поет ковыль. Струится тишь. 
Какой ты бледный стал и маленький! 
Все о семье своей грустишь 
И рвешься к ней из вечной спаленки?

Не надо. В ночь ушла семья.
Ты в дом войдешь, никем не встреченный.
Не бойся, милый, это я
Целую лоб твой искалеченный.

Иван Савин 1923 г.



БРАТУ НИКОЛАЮ.

Мальчик кудрявый смеется лукаво. 
Смуглому мальчику весело, 
Что наконец-то на грудь ему слава 
Беленький крестик повесила.

Бой отгремел. На груди донесенье 
Штабу дивизии. Гордыми лирами 
Строки звенят: бронепоезд в сраженьи 
Синими взят кирасирами.

Липы да клевер. Упала с кургана 
Капля горячего олова. 
Мальчик вздохнул, покачнулся и странно 
Тронул ладонями голову,

Словно искал эту пулю шальную. 
Вздрогнул весь. Стремя зазвякало. 
В клевер упал. И на грудь неживую 
Липа росою заплакала...

Иван Савин 1925 г.

ЧИТАТЬ

Кто украл мою молодость , даже
Не оставив следов у дверей?
Я рассказывал Богу о краже,
Я рассказывал людям о ней.

Я на паперти бился о камни, -
Правды скоро не выскажет Бог.
А лшюдская неправда дала мне
Перекопский полон да острог.

Я хожу я по черному свету,
Никогда не бывав молодым,
Небывалую молодость эту
По следам догоняя чужим.

Увели ее ночью из дому
На семнадцатом, детском году.
И по вашему стал, по седому
Глупый мальчик метаться в бреду.

Были слухи – в остроге сгорела,
Говорили – пошла по рукам…
Всю грядущую жизнь до предела
За года молодые отдам!

Иван Савин.


ЧИТАТЬ

ЧИТАТЬ

ЧИТАТЬ

Из поэмы "ПЕРЕКОП".

Нас было мало, слишком мало, 
От вражьих толп темнела даль; 
Но твердым блеском засверкала 
Из ножен вынутая сталь.
Последних пламенных порывов 
Была исполнена душа. 
В железном грохоте разрывов 
Вскипали воды Сиваша,
И ждали все, внимая знаку, 
И подан был знакомый знак... 
Полк шел в последнюю атаку, 
Венчая путь своих атак.

Николай Туроверов

ЧИТАТЬ

Из поэмы "ПЕРЕКОП"

Сильней в стремянах стыли ноги
И мерзла с поводом рука.
Всю ночь шли рысью без дороги
С душой травимого волка.
Искрился лед отсветом блеска
Коротких вспышек батарей,
И от Днепра до Геническа
Стояло зарево огней.
Кто завтра жребий смертный вынет?
Чей будет труп в снегу лежать?
Молись, молись о дальнем сыне
Перед святой иконой, мать!

Николай Туроверов.

null

ЧИТАТЬ

БРАТЬЯМ МОИМ МИХАИЛУ И ПАВЛУ.

Ты кровь их соберешь по капле, мама, 
И, зарыдав у Богоматери в ногах, 
Расскажешь, как зияла зта яма, 
Сынами вырытая в проклятых песках,
Как пулемет на камне ждал угрюмо 
И тот, в бушлате, звонко крикиул: "Что, начнем?" 
Как голый мальчик, чтоб уже не думать, 
Над ямой стал и горло проколол гвоздем.
Как вырвал пьяный конвоир лопату 
Из рук сестры в косынке и сказал: "Ложись!" 
Как сын твой старший гладил руки брату, 
Как стыла под ногами глинистая слизь.
И плыл рассвет ноябрьский над туманом, 
И тополь чуть желтел в невидимом луче, 
И старый прапорщик во френче рваном, 
С чернильной звездочкой на сломанном плече
Вдруг начал петь - и эти бредовые 
Мольбы бросал свинцовой брызжущей струе: 
Всех убиенных помяни, Россия, 
Егда приидеши во царствие Твое.

1925 г.

Иван Савин

ЧИТАТЬ

ЧИТАТЬ