ЛИСТОК КАЛЕНДАРЯ.. - Кап. Б.Орешкович. - № 9 Октябрь 1972 г. - Первопоходник
Главная » № 9 Октябрь 1972 г. »  Утилизация полихлорированных бифенилов (ПХБ) еще здесь.

ЛИСТОК КАЛЕНДАРЯ.. - Кап. Б.Орешкович.

Оторвал листок инвалидного календаря. 14 ноября, т.е. 1-ое ноября старого стиля - дата, с которой связано много воспоминаний. Неожиданное производство в вице-унтер-офицеры в 1914 году - раньше времени по случаю войны и более раннего выпуска из корпуса, о чем мы тогда не знали. И ровно через год в этот день ген.Чернявский поздравил нас, юнкеров Константиновского артиллерийского училища, с производством, и в тот же вечер мы разлетелись из Петрограда, чтобы в большинстве никогда больше не встретиться. А в 1920 году в этот день мы навсегда покидали нашу Родину, уходили из Крыма в неизвестность.

Перевернул листок календаря. Прочитал внизу: "Основание Добровольческой Армии в 1917 году". Подумал: а где же я был в это время? Вспомнил эти далекие дни ноября, и даже странным показалось, что в это время уже создавалась Добровольческая армия и в Петрограде уже хозяйничали большевики.

Наш 8-й корпус, после удачного наступления в горах Румынии 11-го июля 1917 года, прерванного главковерхом Керенским, и тяжелых оборонительных боев июля и августа в районе реки Путны, в конце октября был оттянут в резерв и расположен в районе станции Соскут, севернее города Аджуда. Наша 2-я батарея 15-й арт. бригады стояла верстах в пяти восточнее ст.Соскут, в большой деревне. Мы, офицеры, жили в большом доме местного винодела. Как ни странно, но мы ничего о большевистском перевороте не знали, и жизнь протекала, как и раньше. Революционная зараза, конечно, проникала в батарею, но ее удавалось легко пресекать. Время от времени в батарее появлялся беспокойный элемент, начинавший будировать солдат. Об этом становилось известно от бравого фельдфебеля Ивана Семеновича Ушакова, и этот "беспокойный элемент" призывался к командиру батареи. После короткого разговора командир спрашивал: "Хочешь в отпуск?". И, несмотря на все революционные достижения, беспокойный элемент радостно заявлял: "Так точно, Ваше Высокоблагородие!" - и отбывал в бессрочный отпуск. В батарее вновь водворялся покой.

По распоряжению свыше были назначены офицеры от батарей, которые со взводами (два орудия) должны были являться в расположение полков нашей дивизии и знакомить господ офицеров вообще с артиллерией и работой при орудиях. Мне пришлось ездить со взводом в 58-й Прагский полк, стоявший в деревне западнее станции Соскут. Восточнее, почти упираясь в станцию Соскут, была большая деревня, в которой был расположен 60-й Замосцкий полк. Когда я проезжал со взводом по этой деревне, молодые, аккуратно одетые солдаты, сидевшие в глубине дворов возле румынских хат, вскакивали и отчетливо отдавали честь. Чувствовалась твердая и умелая рука командира полка, полковника Дроздовского.

В бригаде пошли слухи, что командующий бригадой, старый кадровый офицер нашей бригады и георгиевский кавалер еще за японскую войну, полковник Николай Максимович Плуталов, отстраняется от командования и откомандировывается в Одессу, а к нам назначен другой командующий. Вскоре нам сообщили из управления бригады о прибытии нового командующего, полковника Бенескула, который принял бригаду, и ему были представлены в строю все чины управления.

Позже по телефону мы узнали подробности этого представления. Оказывается, что полк.Бенескул не поздоровался, как обыкновенно, с командой, состоявшей из писарей, телефонистов, музыкантов, ординарцев и т.д., а бросился пожимать им всем руки. Среди офицеров это вызвало недовольство, которое возглавил старший из командиров батареи, подполковник И.С.Груев. От имени офицеров бригады он попросил нового командующего назначить общее собрание офицеров для выяснения новых взаимоотношений с нижними чинами. Полк.Бенескул назначить общее собрание офицеров боялся и под разными предлогами отклонял. Но в конце концов должен был уступить напористому требованию подполк. Груева. Телефонограммой во все батареи офицеры бригады были приглашены собраться к такому-то часу в офицерской квартире 2-й батареи, с картами такого-то района, для решения тактических задач. Полковник Бенескул нашел приемлемый для себя выход. Под такой маскировкой общее собрание офицеров бригады состоялось, и полковнику Бенескулу пришлось выслушать много неприятных вещей от подполковника И.С.Груева, болгарина по происхождению, человека прямого и довольно резкого. Подполковник Груев в гражданскую войну командовал батареей 7-й арт.бригады (переименованной из 4-й стрелковой арт.бригады) и был убит в бою под Киевом в октябре 1919 года.

Через несколько дней в нашей батарее состоялось чествование и проводы полковника Плуталова. Честь устройства проводов досталась нашей батарее, так как у нас было подходящее по величине помещение, а главное - мы имели профессионала повара и кондитера из запасных, содержавшего ресторан на одной из узловых станций. Собрались все офицеры бригады и, конечно, был приглашен полковник Бенескул. Гремел наш хор трубачей. Много было сказано речей и провозглашено тостов в честь отъезжающего, причем часто они были достаточно колючими для нового командира. На прощанье офицеры понесли на руках полк. Плуталова к выходу. С ними смешались игравшие марш музыканты. Когда вышли на крыльцо, раздались выстрелы нашей батареи, ставшей около села, против принявшей разрывы возвышенности. Так чествовала бригада своего старейшего офицера. Так ясно вспоминается эта ночь и разбуженные неожиданной стрельбой румынские деревни, в которых долго не мог угомониться лай встревоженных собак.

На другой день вечером все офицеры бригады и желающие солдаты с факелами, большой кавалькадой сопровождали экипаж полк.Плуталова на вокзал станции Соскут. Когда мы проезжали расположение 60-го пех. Замосцкого полка, то обратили внимание, что, несмотря на поздний час, деревня живет полной жизнью. При выходе из деревни, до самой станции Соскут, по обеим сторонам дороги стояли замостцы. На станции уже ожидал наш бригадный хор трубачей, и около него стоял оркестр замостцев. Вся площадь была занята офицерами и солдатами Замосцкого полка. Оказалось, что и они провожают своего доблестного командира, полк.Дроздовского, уезжающего принимать 14-ую пех.дивизию. Подошел поезд. Загремела музыка и прощальное "ура" провожающих. Отъезжающих внесли в вагон на руках. Поезд отошел, и из всех окон домов высовывались недоумевающие румынские физиономии. И далеко было видно, как заранее высланная цепь освещала ракетами уходящий поезд.

И это было уже в конце ноября 1917 года, когда на юге сформировалась добровольческая армия, а на севере орудовали большевики.

Вскоре наш 3-й корпус бил передвинут на север Румынии и занял участок фронта в Трансильванских Альпах, откуда был снят в феврале 1918 года. Наша 15-я стрелковая бригада была расформировала на основании приказа войскам Румынского фронта от 27 февраля 1918 года за № 368. Доканчивали расформирование уже в Одессе в конце марта и начале апреля 1918 года.

Кап. Б.Орешкович.



"Первопоходник" № 9 Октябрь 1972 г.
Автор: Орешкович Б.